Андрей (wesservic) wrote,
Андрей
wesservic

Революционная эйфория в Калуге 1917 год

Все как у хохлов, т.е наоборот.

ДЕРЕВНЯ: ВЛАСТЬ БЕЗВЛАСТИЯ

20 октября

Господину калужскому уездному комиссару

До настоящего времени в Калужском уезде погромных нападений, грабежей и захватов частновладельческих экономий не было. Имело место во всех волостях уезда отобрание самочинным захватным путем у частных владельцев земель, преимущественно луговых, но без проявления насилия над личностью, благодаря только тому, что отчасти частные владельцы, идя на всевозможные уступки не противодействовали таким захватам, а отчасти возникавшие на этой почве эксцессы улаживались через посредство местных примирительных и земельных комитетов и уездным комиссаром.

Отдельные случаи самочинства имели место: в деревне Черносвитино по отобранию у крестьянина Бугаева продовольственных продуктов с расправой над личностью его, выразившейся в арестовании его толпою крестьян этой деревни; на усадьбе братьев Ерохиных, Евдокимова и Сорокина под городом Калугою, где была разграблена малиновая плантация солдатами местного гарнизона, к которым примкнули крестьяне деревни Язвы во главе с сельским старостой, и при станции Ферзиково толпа крестьян окрестных селений, явившись к местному торговцу, самочинно закрыла его торговую лавку с требованием прекратить торговлю навсегда, причем над личностью его не удалось произвести расправы только потому, что он успел скрыться. Других подобных случаев в уезде не было. В настоящее время были единичные случаи захвата крестьянскими обществами частновладельческих лесов, которые, благодаря принятым мерам уездным комиссаром и открывшимися действиями комитета по топливу к урегулированию этого вопроса, пока распространения не имеют.

Происходившие анархические проявления со стороны крестьянского населения наблюдались преимущественно в тех местностях, где появлялись отпускные солдаты, распропагандированные большевистскими воззрениями, а отчасти там, где некоторые представители местных сельских комитетов потворствовал и захватам.

Во всех таких самочинствах действия милиции сводились к засвидетельствованию убытков потерпевшими с передачею протоколов в местные комитеты и в подлежащие судебные учреждения по принадлежности.

С начала революции бывшую полицию на местах в волостях заменила выборными волостными сходами милиция, по одному милиционеру на каждую волость, в состав которой вошли местные крестьяне — земледельцы, люди совершенно не развитые, малограмотные и несознательные, на таких-то лиц возложены все функции бывших полицейских чинов в порядке действующих законов, но без какой-либо инструкции и без руководящего ими инструктора в уезде, причем эти обязанности исполнялись когда им возможно оторваться от своих сельскохозяйственных работ, а в общем они абсолютно никакой службы полицейской не несли и, состоя в ведении волостных исполнительных комитетов, исполняли обязанности рассыльных, следствием чего появились организованные воровские шайки и в массе летучие гастролеры-рецидивисты, преимущественно из амнистированных уголовных преступников, влившихся в войсковые части, откуда они дезертировал и для совершения краж, прикрываясь солдатской формой. Таким образом, все правительственные распоряжения и постановления по проведению в жизнь законности и порядка оставались на бумаге, да и как местные крестьяне, волостные милиционеры, связанные с односельчанами родством, свойством и знакомством, естественно не могли и не могут по своей темноте проявлять какой-либо инициативы в деле милиции по преследованию правонарушений к ограждению личности, общественной безопасности и порядка; преступный элемент оставался совершенно неуловимым и безнаказанным, в большинстве заявления потерпевших от преступлений и проступков остались без обследования и направления дела по подсудности.

…Какой-либо силы для содействия по прекращению при возникновении анархических беспорядков не только целого общества, но даже небольшой кучки людей, выборные милиционеры представлять собою абсолютно не могут…

Подписал помощник начальника милиции Калужского уезда

ГОРОД: БУЙСТВА «МАЛИННИКОВ»

25 октября

…Вследствие невозможности организации надлежащего кадра милиции, признанной правительством, ныне разрешившим приглашать на службу в милицию солдат и офицеров, с первых же дней революции для несения охраны в городе управе пришлось пользоваться войсками местного гарнизона, за что городом уплачивалось от шести до двенадцати тысяч рублей в месяц. Мало-помалу воинская охрана перестала удовлетворять своему назначению: солдаты самовольно покидали посты, не являлись в комиссариаты, особенно было тяжело отсутствие охраны ночью, когда имели место дерзкие кражи. После выборов последнего Совета солдатских депутатов охрана на улицах уже отсутствовала, лишь у булочных и продовольственных лавок появлялись солдаты. Город напрягал усилия сформировать милицию для несения охраны, и к октябрю удалось поставить охрану во втором комиссариате. Падение воинской охраны шло параллельно с разложением в самом гарнизоне: солдаты гарнизона от полного безделья, так как занятия в гарнизоне не производились, бродили по городу, увеличивали толпу, поддерживали всякие несуразные ее требования, разжигали ее, заполняли рынки, занимались торговлей обувью, одеждой, хлебом, сахаром и прочими казенными вещами по крайне высоким цепам, на окраинах города день и ночь шла игра в карты. Не довольствуясь этим, солдаты летом организовали целый поход на плантации малины, находящиеся за окраиной города, и систематически целыми толпами приходил и уничтожали с утра до ночи малину и другие ягоды, не щадя собственность и мелких тружеников. Попытки ввести занятия и применять приказы Правительства, как например, о военных судах, заканчивались арестами начальствующих лиц, как было, например, с командиром 302 полка, задержанным толпой солдат под руководством прапорщика Бормана, ставшего затем членом нового Совета солдатских депутатов. Разложение в гарнизоне было так велико, что части, охранявшие винный склад, произвели хищение вина из склада, были случаи побегов арестованных, благодаря полной распущенности охраны, уже не внушавшей никакого доверия гражданам. С преждевременными перевыборами Совета солдатских депутатов последний, отделившись от рабочих и крестьянских депутатов, стал большевистским, занялся вынесением резолюций явно незаконного и преступного характера и стал осуществлять лозунг «Вся власть», но даже не Советам, а только Совету солдатских депутатов…

Совет постановил реквизировать губернскую типографию, что вызвало, вопреки сообщению «Известий Московского Совета рабочих депутатов» о совместном захвате типографии с рабочими, протест рабочих типографии, обратившихся с воззванием ко всем рабочим и крестьянам стать на их защиту против Совета солдатских депутатов. …объявил управе о захвате думской ложи в городском театре, уведомил город, что снимается охрана у банков и тюрьмы и оставил уже совершенно без охраны улицы города и даже снял на полсутки караул у Бобруйского склада, охрана которого была все время крайне неудовлетворительной и от взрыва в котором могло быть уничтожено три четверти города. Само собой разумеется, что боевые приказы об отправке маршевых рот на фронт для защиты родины не исполнялись, зато требовали отправку «буржуев» в окопы и немедленного мира. Совет неизменно подчеркивал чрез своих членов, что он против Временного правительства, что таковое должно быть свергнуто, что частные вклады в банках должны быть конфискованы, а сам, имея в составе лиц с уголовным прошлым, вымогал у частных лиц деньги под угрозой возможных погромов и неизменно твердил, что единственный закон, обязательный к исполнению для всех граждан и учреждений, — это постановление Совета солдатских депутатов. Солдаты гарнизона, между тем, продолжали бродить по городу, своим внешним видом говоря о состоянии гарнизона, толпами ходили в комиссию для освидетельствования, здоровые ложились насильственно в госпиталя, избили двух врачей и председателя полкового комитета 301-го полка, терроризировали врачей и стали присоединяться к погромным и черносотенным элементам, которые, благодаря обострению продовольственного вопроса в Калуге, усиливались. Отдельные группы солдат обещали поддержку погрому, сами являлись в управу, с дикими криками требовали удовлетворения нелепых притязаний толпы, ворвавшись с толпой 14-го октября в управу, оскорбил и члена управы Сапожникова, пытались сорвать с него погоны, обезоружили, ругали, толкали и с криками «убить его, утопить» вытащили из управы и повели по городу. Милиционеры, напуганные, что солдаты их будут бить при погроме, отказались участвовать в подавлении намечавшегося на понедельник погрома. В городе при поддержке солдатской массы росло погромное настроение, и в хвостах на базарах и других местах скопления определенно говорили о разгроме. Продовольственное положение лишь форсировало наступление погрома, но отнюдь не являлось исключительной его причиной. Основная задача лежала в деятельности Совета и поведении гарнизона, дававшая погромщикам уверенность в безнаказанности и даже со стороны отдельных групп солдат выявлялась определенная поддержка их погромно-черносотенного поведения. Пообучении и развитии сознательные и достойные республики войска. Городское самоуправление убеждено, что совершившееся в Калуге есть начало оздоровления в России, есть переход власти к реальной борьбе в стране и спасение ее революционных завоеваний, от внешнего врага н внутреннего разложения. Необходимо лишь при выполнении плана борьбы бережно относиться к демок­ратическим организациям государственным и партийным и оберегать их досто­инство. В частности, для Калуги городское управление считает крайне жела­тельным здание «Дворца свободы» (бывшего губернаторского дома) передать в ведение городского самоуправления с оставлением в нем всех находившихся революционных организаций и тем особенно подчеркнуть, что борьба ведется не против организаций, не против Советов, а только против анархии, хулиган­ства и так называемых «большевиков», подрывающих в народе чувство закон­ности, порядка и уважения к власти верховной и местной, разлагающих и разъедающих родину и подготовляющих контрреволюцию. Только при таком плане борьбы и водворения действительной реальной власти Учредительное собрание сможет действительно собраться и серьезно работать, дабы с полным правом разрешить все поставленные ему жизнью и революцией вопросы.

Из успевших высказаться демократических революционных организаций приняты резолюции; Советом рабочих депутатов, который признал отправку гарнизона на фронт и роспуск Совета солдатских депутатов последнего созы­ва необходимым в интересах революции и родины и который видит в этом на­чало оздоровления и так далее по резолюции думы, и комитет Российской социал-демократической рабочей партии (меньшевиков), который также в интересах революции признал необходимым разоружение гарнизона и рос­пуск Совета солдатских депутатов.

Калужский городской голова Г. Разумовский

Голос Калуги, 26.Х. 1917, № 255.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments