Андрей (wesservic) wrote,
Андрей
wesservic

Categories:

Ах какое счастье, жить за трудодни!

Некоторые балбесы, которые на каждом углу орут про Сталина, как о мессии, неистово не верят в трудодни.
Но...они были, менялись на еду. Так было вплоть до 1960-х, когда отменили трудодни, начав оплачивать деньгами.
Умножим на то, что у колхозников не было паспортов, их, как бесправных, могли закинуть на любую сезонную работу, будь то лесозаготовка, или рыбная путина.



Если директор колхоза не хотел отпускать работника на сезонную работу, на благо государства ессесно, то смело мог сушить сухари.
По сути это бесплатная рабочая сила, батраки. Плюс всякие стахановские движения, субботники и воскресники, обязательная покупка облигаций гос. займа, соц. соревнования и еще множество бесплатной и увлекательной работы.



На картинке было так:


На самом деле так:

Как рассказывает Хилма, дети очень любили именно отца, и слушались его больше всех.
В 1927 или 1928 году всё их хозяйство (и ближайших соседей) «коллективизировалось» в колхоз. Стало жить труднее, так как большая семья осталась лишь с одной коровой. Хотя мама и её сёстры от первого брака были уже взрослые, и обязаны были работать в колхозе, но в принципе там ничего не зарабатывали; «трудодни» не в счет, у них даже не было паспорта. Но всё же держались; так в ежедневных заботах прошло более 10 лет.
Потом нагрянула война. Утром 22 июня 1941 года родился сын Хилмы Толя. В сентябре того же года всю семью эвакуировали за Урал и далее в Удмуртию.
Почти все вещи, что тогда составляло хозяйство, осталось в доме. С собой успели взять только документы и детей: однажды в дом пришел председатель сельсовета и дал 20 минут на сборы.

«Хорошо помню, как покидали деревню. Перед посадкой в машину у мамы на руках братишка, и я за подол держалась. По некоторым сведениям наш поезд — с гражданским населением — был последним, который сумел вывезти людей из замыкающегося блокадного кольца. Путь на Урал длился почти месяц. В товарных вагонах ехали впроголодь…»
...
Вскоре всю семью отвезли в Волосово Ленинградской области, и работу определили в совхозе Сумино. Но через некоторое время поступило новое распоряжение — грузиться в вагоны на станции Волосово, и затем нас отвезли в Эстонию — на лесозаготовки.
Примерно через полтора года снова распоряжение: перебраться из Эстонии в Псковскую область, и опять на лесозаготовки. Так перемещались с места на место по мере того, как лес вырубался.
В основном лес валили женщины, мужчины перевозили лес на переработку в пилорамы…


С ними делали что хотели, не хватало рабочей силы, садили в поезд и отправляли куда нужно, не спрашивая как зовут.

Ну а это начисление трудодней, кто в танке:

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments