Андрей (wesservic) wrote,
Андрей
wesservic

"Гибкий" бацька)

«Эксперт Online» уже писал о колоссальной экономической значимости этого Союза для всех стран участниц. С политическими последствиями все не столь понятно и однозначно.

Так, итоги саммита в казахской столице были весьма нервно встречены антироссийскими кругами в странах постсоветского пространства. Местные аналитики вновь стали писать о восстановлении советской империи, экспансии Москвы, ущемлении суверенитета стран-участниц и концентрации Кремлем всех рычагов управления новым Союзом. В чем-то они, конечно, правы — создание Союза является элементом политики России по «собиранию земель». Это обычный исторический процесс — растерявший из-за катаклизма (поражения в холодной войне) часть своей «массы» центр экономического, политического и культурного притяжения в регионе (Россия) после укрепления структуры начинает процесс восстановления этой массы. То, что Владимир Путин в своей недавней речи назвал «русским миром». Причем участие в наднациональной интеграционной группировке вместе с Россией несет серьезные политические выгоды этим странам, особенно в области поддержания безопасности. Не говоря уже об экономических преференциях. «Сегодня мы вместе создаем мощный, притягательный центр экономического развития, крупный региональный рынок, который объединяет более 170 млн человек», — заявил на церемонии подписания соглашения президент России Владимир Путин.

Причем подобный процесс «собирания земель» нельзя называть ни аннексией, ни тем более воссозданием советской централизованной структуры. В странах-членах Союза свои элиты и свои интересы, которые те же Астана с Минском отстаивали весьма упорно. И если в случае с Нурсултаном Назарбаевым переговоры шли в основном закулисные, то испытывающий склонность к публичной демонстрации своей независимости и умеющий играть на публику Александр Лукашенко предпочел разговаривать с Владимиром Путиным со страниц СМИ. Белорусский лидер, в частности, заявил, что если Москва не пойдет на уступки по вопросам таможенных изъятий и торговле углеводородами, то подписание соглашения стоит перенести.

В Астане белорусского лидера было уже не узнать — он заявил, что никого ничем не шантажировал. «Сейчас в прессе поднимается шум: „Лукашенко требует уступок“, „выторговывают бонусы для Минска“ … Хочу этой публике сказать: господа, уймитесь, мы с Россией, Казахстаном — участники совместного равноправного процесса. И если будем взваливать что-то на плечи друг друга, то это тоже на равноправной основе, это наш дружеский союз, — заявил белорусский президент. — Никаких уступок Белоруссия не требует. Каждая интеграция вносит нечто такое, что интересно для всех. И этот вклад не обязан измеряться только тоннами, кубометрами или баррелями».

По неподтвержденным данным, «пацифистская» позиция белорусского лидера, столь контрастирующая с его скептицизмом образца середины мая, объясняется тем, что ему все-таки удалось выторговать от Москвы определенные уступки по углеводородам. Однако нужно понимать, что интеграция в российское пространство является на сегодняшний день для режима Лукашенко вопросом национальной безопасности. Минские элиты должны осознавать, что для европейских архитекторов Майдана Белоруссия стоит следующей в очереди после Украины и Молдавии. И важность проведения «белорусского Майдана» для антироссийских сил на Западе будет прямо пропорциональна успехам России на Украине. Поэтому не исключено, что на уступки пошла не только Россия, но и Белоруссия — в частности, говорят о том, что в обмен на экономические преференции Лукашенко дал добро на более активную деятельность российского бизнеса на белорусских рынках. В частности, на участие российских компаний в приватизации белорусского нефтеперерабатывающего сектора.

Впрочем, компромиссом с Лукашенко сложности вокруг Союза не заканчиваются. Сторонам нужно провести серьезнейшую бюрократическую работу по унификации всех тарифов, документов, стандартов. А кроме того принять ряд политических решений. Важнейшим из них является вопрос о векторе дальнейшего развития. Страны-участницы и прежде всего Россия должны решить для себя, что они хотят получить в перспективе — новый вариант СНГ или же углубленную интеграцию наиболее готовых к ней стран. Ведь на примере ЕС и недавних выборах в Европарламент все увидели, что происходит, если интеграционная группировка расширяется за счет стран, которые к вхождению в нее не готовы ни экономически, ни политически, ни ментально.

На сегодняшний день стороны все-таки выбрали вариант с расширением. Реальных кандидатов, правда, пока двое — Армения и Киргизия. И оба не без проблем. Речь даже не о барахтающихся в кризисе экономиках этих государств, а о политических вопросах. Так, Ереван планирует подписать соглашение о вступлении в Таможенный Союз до 15 июня. Однако интеграции Армении в ТС и дальше в ЕАЭС ставит вопрос о границе между самой Арменией и Нагорным Карабахом. На сегодняшний день она фактически отсутствует, и таким образом де-факто получится, что вместе с Арменией в Таможенный Союз войдет и Нагорно-Карабахская республика — самопровозглашенное государство, территорию которого официально в мире признают частью Азербайджана. И в Баку уже заявили членам Союза о недопустимости шага, который будет де-факто означать признание Россией, Белоруссией и Казахстаном армянского суверенитета над Нагорным Карабахом. И к вполне понятным и адекватным требованиям Азербайджана в Астане прислушались. «Если все торговые вопросы решаются, то необходимо, чтобы президент Армении решил .. вопрос о том, что вы вступаете в рамках признанных ООН границ Армении», — отметил Нурсултан Назарбаев.

Некоторые, считающие себя патриотами, армянские политики говорят, что никаких контрольно-пропускных пунктов на границе с Карабахом ставить не будут, поскольку это будет рассматриваться как отказ Армении от Карабаха. Однако не исключено, что стороны все-таки найдут какой-то компромисс. Например, введут абсолютно формальные процедуры пересечения границы, а также поставят там такую же формальную таможню. В конце концов, если Владимир Путин смог за одни переговоры развернуть на 180% позицию Армении по подписанию соглашения об Ассоциации с ЕС, то решить вопрос с границей ему труда не составит. Если, конечно, Москва не воспользуется этим предлогом для переноса сроков вступления слабой армянской экономики в Союз.

Киргизия (через неконтролируемую границу которой в Россию идет львиная доля экспорта афганского героина) планирует подписать все документы до конца года. В стране признают, что вынуждены вступать в ЕАЭС. «Не стоит забывать, что большая часть товаров и продукции первой необходимости поступает к нам из стран, входящих в этот союз. Это ГСМ, различные стройматериалы, древесина, пшеница, мука, масло и другие товары и продукты питания. Если мы не вступим в Таможенный союз, цены взлетят до небес. А нужно ли нам это?», — задается риторическим вопросом замминистра экономики Киргизии Даниил Ибраев. Однако перед вступлением в Таможенный и Евразийский союз Бишкек должен решить вопросы торговли с Китаем, откуда в Киргизию поступает весь ширпотреб.

Источник.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments