Андрей (wesservic) wrote,
Андрей
wesservic

Самостоятельность как спасение..Академик Глазьев разработал план по защите российской экономики

Оригинал взят у vseneobichnoe в Самостоятельность как спасение..Академик Глазьев разработал план по защите российской экономики


Академик РАН и советник президента Сергей Глазьев разработал план по защите российской экономики в ответ на возможное расширение санкций со стороны США и Евросоюза. Свои предложения академик изложил в письме, направленном в Минфин.

План Глазьева состоит из 15 пунктов, и преследует две цели: быстро отреагировать на санкции, а затем максимально снизить зависимость России от внешнего мира. Для этого, по мнению советника президента, следует провести дедолларизацию российской экономики.

Вот как выглядят ключевые пункты плана:

– государство готовится к замораживанию валютных счетов России: выводит все активы и счета в евро и в долларах из стран НАТО в нейтральные государства, и проводит опережающую продажу облигаций стран НАТО;

– Центробанк быстро сокращает долларовые инструменты и избавляется от гособлигаций стран, которые заявили о поддержке санкций против России;

– Госкорпорации и госбанки получают возможность заместить кредиты от западных банков рублевыми; для этого ЦБ выпускает целевую эмиссию, а деньги размещает Внешэкономбанк;

– снижается зависимость российского финансового сектора от иностранной инфраструктуры и зависимость экономики от долларовых расчетов: ограничивается валютная позиция коммерческих банков, что предотвращает спекуляции с рублем и бегство капитала; банки создают 100-процентные резервы по долговым обязательствам нерезидентов;

– проводится разъяснительная работа с населением, чтобы оно не надеялось на валюту: это нецелесообразно, поскольку валютные обязательства коммерческих банков при введении санкций тоже будут заморожены;

– Россия переходит на национальные валюты в расчетах со странами Таможенного союза и другими недолларовыми партнерами.

Академик Глазьев просит Минфин рассмотреть его предложения на Национальном финансовом совете. По поручению министра финансов Антона Силуанова департаменты должны были представить замечания к проекту Глазьева до 23 апреля, но пока не сделали этого.

Может ли программа Сергея Глазьева по выходу России из режима санкций привести к успеху?

– Меры, которые предлагает Сергей Глазьев, нужно было принимать давно, – уверен профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов. – Но у нас, как известно, гром не грянет – мужик не перекрестится. Хотелось бы верить, что хотя бы сейчас мы все перечисленное в плане Глазьева начнем делать.

Кое-что, видимо, уже делается. Полтора месяца назад, по данным американского казначейства, из депозитария Федерального резервного банка Нью-Йорка было выведено ценных казначейских бумаг на сумму около 105 млрд долларов. По моей экспертной оценке, это была операция, которую проводила РФ. Судя по всему, ценные бумаги были перемещены в другой депозитарий – предположительно, в Бельгию.

Но такое перемещение – полумера. Страны НАТО находятся под жестким контролем Вашингтона, и – пусть с временным лагом – остается риск, что эти бумаги будут заморожены, арестованы, или как-то иначе блокированы.

Поэтому, конечно, России необходимо выходить из подобных инструментов. Кроме казначейских бумаг США, в российском портфеле присутствуют и казначейские бумаги других стран НАТО, прежде всего, Великобритании.

Я считаю, нам нужно вообще выходить из доллара. Сначала конвертировать иностранные ценные бумаги в доллары, а затем полученные доллары – в другие валюты или активы. С моей точки зрения, переизбыток валюты нам тоже не нужен – у России есть срочные обязательства, которые мы могли бы погасить в валюте.

«СП»: – Нужна ли дедолларизацию банковской системы?

– Нужна – это очевидно. Глазьев предлагает, как я понимаю, и коммерческим банкам РФ прекращать долларовые операции – как активные, так и пассивные. Это совершенно верно: заморозка активов и долларовых транзакций грозит любым российским клиентам и физическим лицам, которые используют долларовые инструменты.

Нам действительно необходимо переходить на расчеты в национальных валютах со странами ближнего зарубежья. Мало того: нужно срочно переходить к валютному клирингу, и думать, какой может быть валюта клиринга. Для ближнего зарубежья такой валютой может стать рубль.

Напомню: СССР в отношениях с Западом даже в разгар холодной войны активно использовал безвалютные способы торговли и торговых отношений. Широко практиковались, например, компенсационные сделки – то есть, вариант бартера.

С моей точки зрения, к этой практике можно вернуться, мы недооцениваем бартер. Бытует мнение, что бартер – это примитивная форма экономических отношений. Но я так не считаю. Доказательство тому – пилотный проект России с Ираном. Готовится, напомню, крупная бартерная схема с оборотом около 20 млрд долларов в год: Исламская республика будет поставлять нам нефть, а мы Ирану – промышленные и продовольственные товары.

Из мер, которые не упомянул Сергей Глазьев, я бы назвал еще и срочную деофшоризацию. Необходимо немедленно провести перерегистрацию офшорным компаний, перевести их в российскую юрисдикцию.

«СП»: – Насколько реально снизить зависимость России от внешнего мира?

– Вполне реально. В XX веке мы постоянно жили в условиях холодной войны и экономической блокады, и выработали определенные способы защиты. В частности – государственную монополию на внешнюю торговлю. Я понимаю, что сегодня люди, которые 20 лет обучались идеям экономического либерализма, с ужасом это предложение отвергнут. Но, с моей точки зрения, такая монополия – единственный способ существования страны в недружественной среде. Точно так же, кстати, как государственная валютная монополия. Последнее означает, что коммерческие банки не будут работать с валютой, только с рублями, а с валютой – только один Внешторгбанк.

«СП»: – Снижение зависимости от внешнего мира предполагает развитие собственной промышленности?

– Безусловно, без этого мы просто погибнем. России необходима новая индустриализация. Мы сумели, даже в условиях экономической блокады 1930-х, провести индустриализацию – построить свыше 10 тысяч предприятий, практически по одной тысяче предприятий в год. Причем, почти все они были оснащены импортным оборудованием. Это интереснейший опыт.

У меня, кстати, выходит книга «Экономическая война против России и сталинская индустриализация» – в ней подробно описано, как это происходило. Этот опыт – ноу-хау, причем не зарубежное, а наше собственное.

Хотя и из зарубежного опыта можно почерпнуть много интересного. Например, Иран с 1979 года живет в условиях экономической изоляции. При этом помирать Исламская республика не собирается, она даже научилась обходиться без доллара. Сейчас в сфере внешней торговли Иран работает, в основном, с юанями, рупиями и российскими рублями. А с Турцией рассчитывается золотом. Кстати, золото – хороший, с точки зрения РФ, инструмент для расчетов, и никто не в состоянии запретить стране использовать золото для этих целей.

«СП»: – Можно ли сказать, что нет худа без добра: если Запад введет против России серьезные экономические санкции, в конечном итоге это пойдет нам на пользу?

– Естественно. Запад в 1920-е оказал нам большую услугу: не было бы санкций против Советской России – возможно, Сталин не стал бы индустриализацию проводить. Но у нас не было альтернативы – и мы создали мощную промышленность.

Сегодня ситуация повторяется, и за это надо благодарить Бога. Конечно, России придется пройти полосу серьезных испытаний и перегрузок, но в конечном счете это обернется для нас большими плюсами…


Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

источник


.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment